Барри Коммонер Замыкающийся круг

Читаем книгу известного американского биолога и эколога Барри Коммонера (род. 28 мая 1917) — в 1980 году кандидат в президенты США. Приобрёл известность в конце пятидесятых как противник ядерных испытаний.

Поразительные достижения нашего века, по справедливости считающе­гося веком научно -технической ре­волюции, привели нас к «роковой иллюзии, что с помощью наших ма­шин мы наконец избавились от дав­ления природных условий». Эта мысль принадлежит Барри Коммонеру, видному американскому био­логу, в последние годы специализи­ровавшемуся в области изучения окружающей среды. Всей своей кни­гой он доказывает, что это заблуж­дение едва не привело человечество к кризису, к деградации окружаю­щей среды, на которой строится вся его деятельность и в конечном ито­ге — жизнь.

Человек разомкнул круг жизни, ко­торый по  природе своей должен бытьтзамкнутым, — и если он хочет

выжить, он должен как можно ско­рее вернуть природе свой долг — такова основная мысль книги. Автор предпринимает уникальный по глу­бине анализ причин загрязнения ос­новных элементов окружающей среды — «в надежде… что, однажды поняв причины кризиса окружаю­щей среды, мы сможем предпри­нять усилия для ее сохранения». Книгу удачно дополняет содержа­тельное послесловие академика Е. К. Федорова.

Книга Барри Коммонера безусловно привлечет к себе внимание не толь­ко специалистов различного про­филя, которые так или иначе свя­заны с проблемой сохранения окру­жающей среды, но и самых широ­ких кругов читателей, ибо проблема эта непосредственно касается каж­дого из нас.

Материал опубликован постранично, в точности повторяя оригинал.

Кризис окружающей среды

Люди только что вновь открыли для себя окружающую среду — ту самую среду, в которой они живут. В Соеди­ненных Штатах это событие было торжественно отмечено во время Недели Земли, проходившей в апреле 1970 года. Это походило на внезапное и шумное пробуждение ото сна. Школьники занялись уборкой мусора; студенты орга­низовали грандиозные демонстрации; наиболее решитель­ные граждане изгоняли с улиц автомобили, по крайней мере днем. Казалось, каждый проникся сознанием того, что окружающей среде угрожает опасность и что с этим надо что-то делать.

Едва ли не каждый писатель, едва ли не каждый оратор, которые выступали в университетских городках, на ули­цах, по радио и телевидению, охотно давала рекоменда­ции по поводу того, как ликвидировать кризис. Некоторые из них преподносили проблему окружающей среды как политически безобидную:

Экология становится политическим синонимом слова «материн­ство». (Джесси Унрах, лидер демократов Ассамблеи штата Кали­форния.)

Однако ФБР отнеслось к ней более серьезно:

22 апреля 1970 года представители ФБР наблюдали за группой из 200 людей, собравшейся на Спортивном поле чуть позже 1.30 пополудни. Через несколько минут к ним присоединилась группа студентов Университета имени Джорджа Вашингтона; они монотонно распевали: «Господь Бог не умер: он загрязняет Землю». Вскоре после 8 вечера появился сенатор Эдмунд Маски (демократ) от штата Мэн и произнес короткую речь, направлен­ную против загрязнения воздуха. После сенатора Маски высту­пил журналист И. Ф. Стоун, который двадцать минут говорил о загрязнении воздуха и высказывался в антимилитаристском и антиправительственном духе. (Отчет ФБР, включенный сенатором Маски в свой доклад Конгрессу от 14 апреля 1971 года.)

Одни возлагали вину за загрязнение на рост населения;

Проблема загрязнения проистекает из проблемы населения. Куда девал свои отходы американский переселенец-одиночка — не имело большого значения. Однако когда население стало более плотным, естественные химические и биологические циклические процессы начали испытывать перегрузку… Свобода пастбищ приведет к всеобщему краху. (Джеррет Харден, биолог,)

2

Цепочка причин ухудшения (окружающей среды. — Б. К.) легко приводит нас к его первопричине. Слишком много ма­шин, слишком много заводов, слишком много детергентов, слишком много пестицидов, слишком много конденсационных следов самолетов, слишком неудовлетворительные системы очистки стоков, слишком мало воды и слишком много угле­кислого га па — все эти факторы легко можно свести к одному: слишком много людей. (Пауль Эрлих, биолог.)

Другие обвиняли изобилие…

Общество изобилия становится обществом «отходов». Насе­ление Соединенных Штатов, составляющее 6 процентов всего населения мира, производит 70 процентов, а может быть, и более, всех твердых отходов мира. (Уолтер С. Говард, биолог.)

… и превозносила бедность:

Блаженны голодающие негры с Миссисипи, которые ведут экологически правильный образ жизни именно потому, что они ничего не имеют; они-то и спасут страну. (Вейн Девис, биолог.)

И все же надо бороться с бедностью:

Вы не должны осуществлять программы обуздания эконо­мического роста, не учитывая долю дохода каждого; самые неимущие люди не должны жить в еще более угнетающих условиях, но должны получить свою долю и обрести возмож­ность жить по-человечески. (Джордж Уили, химик и предсе­датель Национальной организации защиты прав человека на благосостояние.)

… и в то же время не препятствовать развитию промышлен­ности:

Дело не в промышленности самой по себе, дело в потребностях общества. А потребности общества увеличи­ваются в геометрической прогрессии вследствие повышения жизненных стандартов и продолжающегося роста населения… Если мы сможем разъяснить лидерам — как национального, так в местного масштаба — кампании в защиту окружающей среды ту основную логическую предпосылку, что население вызывает загрязнение, — тогда мы сможем сфокусировать их внимание на главном аспекте проблемы. (Шерман Р. Кнапп, председатель Совета предпринимателей Северо-Востока.)

Если одни видели корень зла в исконной агрессивности человека:

Первая проблема, следовательно, — люди… Вторая проб­лема, пожалуй, наиболее фундаментальная, коренится в нас самих —* в нашей неистребимой агрессивности… Как сказал Энтони Сторр, «самое грустное — это то, что мы — самый * жестокий, самый безжалостный из всех биологических видов, которые когда-либо порождала Земля» (Уильям Рос, директор Тихоокеанской компании страхования жизни.)

то другие утверждали, что человек просто дурно воспитан:

Люди боятся своей человечности, потому что их система­тически учат быть бесчеловечными,

3

…Они не понимают, что это значит — любить природу. И потому наш
воздух загрязнен, наши реки отравлены и наши земли истощены (Артуро
Сандоваль, студент.)

Министр винил во всем прибыли:

Насилие над окружающей средой стало фактом нашей националь­ной жизни только потому, что оно более выгодно, чем разумное исполь­зование ограниченных ресурсов Земли. (Ченнинг Филлипс, министр по делам религии.)

В то же время историк обрушивался на религию:

На христианстве лежит огромная доля вины… Экологический кризис будет все более обостряться до тех пор, пока мы не отвергнем христиан- , скую аксиому, согласно которой природа предназначена для одной-единственной цели — служить человеку. (Линн Уайт, историк.)

Политики обвиняли технологию:

Неудержимо рвущаяся вперед технология, у которой только один эакон — прибыль, годами отравляла наш воздух, уничтожала нашу почву, сводила наши леса и разлагала наши воды. (Вэнс Хартис, сенатор от штата Индиана.)

А специалисты по окружающей среде предъявляли претензии политикам:

Вызывает удивление паралич, охвативший политические органы пра­вительства, от которых в первую очередь зависит придать законодатель­ную силу требованиям экологов… Предприниматели, которые добиваются прибыли ценой насилия над окружающей нас средой, видят, что законо­датели предоставляют им полную свободу и что бюрократы поддерживают подобную позицию. (Родерик А. Камерон, Фонд защиты окружающей среды.)

Выдвигались обвинения против капитализма:

Да, это официальная позиция — заговор против загрязнения. И наша программа проста — остановить Агню и сокрушить капитализм. Мы вно­сим только одну поправку в наши взгляды на загрязнение — каждый дол­жен зажечься и включиться в борьбу.

…Мы говорим стране Агню: День Земли —это день сыновей и доче­рей Американской революции, которые свергнут капитализм и сделают нас свободными. (Ренни Дэвис, член «Чикагской семерки».)

А капиталисты бросались в контратаку:

Точка зрения, которую я пытаюсь доказать, состоит в том, что мы решаем большинство наших проблем… что обстановка не ухудшается, а улучшается… что американская промышленность тратит 3 миллиарда долларов ежегодно на то, чтобы очистить нашу окружающую среду, я еще миллиарды — на то, чтобы выпускать такие продукты, которые сохраняют ее чистоту в неприкосновенности… и что реальная опас­ность — не в системе частного предпринимательства, которая  сделала

4

Америку самой процветающей, самой могущественной и самой щедрой страной в мире. Нет, сегодня опасность кроется в лоббистах — этих мо­гильщиках, которые — кто из корыстных побуждений, кто просто по не­вежеству ~ подрывают американскую систему и ставят под угрозу жизни и судьбы американских граждан. Некоторые из этих граждан позволяют пессимистам самого мрачного толка запугивать себя разговорами об атом­ном уничтожении. После второй мировой войны умерло более миллиарда людей — они терзали себя призраком атомной и ядерной бомб, но умерли по другим причинам. Они терзали себя совершенно напрасно. (Томас Р. Шепард, издатель, журнал «Лук».)

И наконец, нашелся один человек, который считал, что виноваты все:

Мы испытываем противника, а противник испытывает нас. (Пого.)

Неделя Земли и вызванный ею взрыв дискуссий, речей и вся­ческих прогнозов поразили множество людей, включая и нас, тех, кто многие годы делал все для того, чтобы довести кризис окружаю­щей среды до сознания общества. Что удивило лично меня — так это многочисленные и уверенные объяснения причин кризиса и пред­ложения, направленные на его ликвидацию. Мне, несколько лет по­тратившему на то, чтобы только лишь выявить и описать растущий перечень проблем, связанных с окружающей средой — радиоактив­ные выпадения, загрязнение воздуха и воды и деградация почвы, — и установить связи некоторых из этих проблем с социальными и политическими процессами, называть какую-то одну причину и какое-то одно средство ее ликвидации казалось слишком смелым шагом. В течение Недели Земли я сталкивался с такой ограниченностью не один раз.

После того как страсти, вызванные Неделей Земли, улеглись, я попытался отыскать какой-то смысл в сумбуре противоречивых высказываний, которые она породила. И пришел к выводу; что этот сумбур объяснялся вот чем: ситуация была настолько сложна и запутанна, что каждый, кто находил в ней хоть какое-то подтвер­ждение своим собственным представлениям о человеческой природе, экономике и политике, — выступал со своими предложениями. Не­деля Земли оказалась зеркалом скорее субъективных убеждений, чем объективного знания.

Неделя Земли убедила меня в необходимости помочь публике
более глубоко понять происхождение кризиса окружающей среды
и возможные пути eго разрешения. Об этом я и говорю в своей
книге. Это попытка выяснить, что же означает в действительности кризис окружающей среды.

Чтобы понять это, нужно начать с первоисточника самой жизни, окружающей Землю тонкой оболочки из воздуха, воды и почвы и лу­чистой солнечной   энергии, что пронизывает ее.   Именно эта обо

rss