5

лочка несколько миллиардов лет назад породила и вскормила жизнь. По мере развития жизни ее старые формы трансформировали обо­лочку Земли, а новые — приспосабливались к этим изменениям. Постепенно возрастала численность живых организмов, увеличива­лось количество и разнообразие их видов, и в конце концов образо­валась глобальная система жизни. Искусно приспосабливаясь к окружающей среде, живые организмы сами становились ее твор­цами.

Это все и есть экосфера, дом, построенный на поверхности Земли самой жизнью.

Любой организм, если он хочет выжить, должен приспособиться к экосфере. Кризис окружающей среды — это признак того, что имевшееся до последнего времени соответствие между жизнью и ее окружением начинает распадаться. А когда нарушаются связи между отдельными живыми организмами и между их совокупностью и окружающей средой, начинают ослабевать — а в некоторых местах вообще прекращаются — динамические взаимодействия, которые поддерживали систему в целом.

Почему после миллионов лет гармоничного сосуществования свя­зи между живыми организмами и окружающей их средой начали расстраиваться? Где начала распускаться ткань экосферы? Как да­леко может зайти этот процесс? Как нам остановить его и возобно­вить нарушенные связи?

Понимание процессов, происходящих в экосфере, затруднено тем, что эти процессы выходят за рамки наших обычных представлений. У нас уже входит в привычку рассматривать отдельно взятые, еди­ничные события, каждое из которых имеет свою обособленную, един­ственную причину. Но в экосфере каждое событие — это одновре­менно причина: отходы животных становятся пищей для почвенных бактерий; продуктами жизнедеятельности бактерий питаются расте­ния; растения поедают животные. Трудно найти подходящую аналогию экологическим циклам в человеческой деятельности, особенно в наш век техники, когда машина А производит продукт В, а про­дукт В, однажды использованный, выбрасывается, и дальнейшая его судьба не имеет никакого значения ни для машины, ни для продук­та, ни для потребителя.

В этом — первый большой недостаток жизни человека в экосфе­ре. Мы разомкнули круг жизни, превратив ее бесчисленные циклы в линейные цепи искусственных событий: нефть добывается из-под земли, перерабатывается в топливо, сжигается в двигателях, пре­вращаясь при этом во вредные газообразные продукты, которые выбрасываютсяся в атмосферу. На конце цепочки — смог*. Другой пример антропогенных нарушений экосферных циклов — внесение

* Смог — смесь тумана и продукты сгорания или других выбрасываемых в атмосферу промышленных отходов. — Прим. ред.

6

в природу ядовитых химических веществ, сточных вод, гор мусора — также подтверждает нашу способность разорвать экологическую ткань, которая в течение миллионов лет поддерживала жизнь на планете.
Внезапно мы открыли то, что должны были бы знать много раньше: экосфере мы обязаны своим существованием и всем, чего мы достигли; все, что вносит разлад в гармонию экосферы, угрожает ее окончательно сбалансированным циклам; отбросы не только неприятны, не то лыко токсичны, но, что более существенно, они могут привести к гибели экосферы.
Если мы хотим выжить, мы должны понять причину надвигающейся катастрофы. Понять это — дело намного более сложное, чем даже сама экосфера. Наши атаки на экосистему так мощны, так многочисленны, так взаимосвязаны, что, хотя опасность, которую они представляют, ясна, очень трудно определить, как она была создана. Каким оружием? Чьими руками? Виновен ли в кризисе экосферы просто рост численности населения? Или паша страсть к благополучию и богатству? Или машины, которые мы создали, чтобы увеличивать это богатство? Могущественная технология, которая теперь снабжает нас искусно упакованными товарами, одевает нас в искусственные материалы, которая заваливает нас все новыми химическими изделиями?
Настоящая книга посвящена этим вопросам. Она начинается с описания экосферы, той самой среды, в которой цивилизация твори г свои великие — и опасные — дела. Затем описываются некоторые из разрушений, которые мы причинили экосфере: воздуху, воде, почве. Сегодня, однако, пугающие примеры разрушения окружающей среды стали обыденным явлением и даже несколько надоели. Гораздо менее ясен вопрос о том, какие из этих примеров мы должны прежде всего изучить. Именно поэтому я решил не лить слезы о наших прошлых ошибках, а постараться получше понять их. Большая часть книги представляет собой попытку выяснить, какие человеческие деяния разомкнули круг жизни и почему это произошло. Я прослеживаю кризис окружающей среды, идя от его очевидных проявлении в экосфере к экологическим перегрузкам, которые его отражают, к промахам в технологии производства — ее научном фундаменте, — которые ответственны за эти перегрузки, и в конечном итоге — к тем экономическим, социальным и политическим си¬лам, которые толкали нас на путь самоуничтожения. Все это я де¬лаю в надежде — ив ожидании, что, однажды поняв причины кризиса окружающей среды, мы сможем предпринять усилия для ее сохранения.

7

I. ЭКОСФЕРА

Для того чтобы выжить на Земле, человеку нужны стабильные условия существования в окружающей среде.
Однако совершенно очевидно, что наш нынешний образ жизни на Земле ведет к разрушению ее тонкой оболочки,
поддерживающей жизнь, ведет к нашей собственной гибели. Чтобы представить себе это бедствие, надо начать
с рассмотрения природы окружающей нас среды. Для большинства из нас это трудная задача, так как наше отношение к природной среде имеет некоторую специфику. Биологически человек представляет собой лишь
часть единой природной системы. И в то же самое время человеческое общество призвано эксплуатировать
эту систему в целом для того, чтобы производить материальные блага. Парадоксальное положение, которое мы
занимаем в природе, играя одновременно роли ее представителя и эксплуататора, мешает нам правильно по-
нять ее.
Представители диких племен считают человека зависимой частью природы, хрупкой тростиночкой в жестоком мире,управляемом неумолимыми законами, которым надо следовать, если хочешь выжить. Подчиняясь этой необходимости, первобытные племена могут достигнуть замечательного знания окружающей их среды. Условия жизни афии-

8

канских бушменов нехватка воды и пищи, экстремальные погодные условия — одни из самых суровых на Земле, и выживают они лишь благодаря необычайно тонкому пониманию окружающей природы. Бушмен может, например, вернувшись из дальнего и долгого странствия, найти единственный клубень, примеченный им раньше, чтобы утолить жажду в сухой сезон.

Мы, которые называем себя передовыми людьми, как будто из­бавлены от такой зависимости. Бушмен должен выжимать влагу из найденного клубня, нам же достаточно открыть кран. Вместо бездорожья степей мы имеем сеть городских улиц. Вместо того чтобы искать солнечного тепла, когда холодно, или укрываться от него, когда жарко, мы согреваем или охлаждаем себя при помощи машин. Все это заставляет нас считать, что мы сами создаем окру­жающую нас среду и не зависим больше от каких-либо природных факторов. Выжимая как можно больше выгод из современной науки и техники, мы пришли к роковой иллюзии, что с помощью наших машин мы наконец избавились от давления природных условий.

Хорошая иллюстрация этого заблуждения — реактивный лай­нер. Сидя в удобных креслах крылатого алюминиевого вагона, несу­щегося на высоте нескольких миль над землей, где воздух разрежен почти до точки кипения крови, двигаясь с такой скоростью, что солнце кажется застывшим на месте, легко поверить, что мы побе­дили природу и сбросили с себя рабскую зависимость от земли, воды и воздуха.

Но эту иллюзию нетрудно разбить, ведь самолет — тоже создание природной среды. Его двигатели сжигают -нефть и кислород — про­дукты зеленых растений. Каждая деталь самолета ведет свое проис­хождение от природы. Сталь пришла из доменной печи, которая пи­тается углем, водой и кислородом, то есть продуктами природы. Алюминий выплавлен с помощью электричества, также получен­ного от сгорания топлива и кислорода или от энергии падающей воды. Глядя на пластиковую отделку салона, мы должны понимать, что для получения той энергии, которая потребовалась на изготов­ление этого пластика, опять-таки ушло какое-то количество угля, на изготовление каждой детали понадобились сотни литров чистой воды. Если бы не продукты природной среды — кислород, вода, топ­ливо, — самолет, как и люди, не мог бы существовать

Природа создает огромный, необычайно сложный живой меха­низм, который образует тонкую динамическую оболочку поверх­ности Земли, и вся человеческая деятельность зависит от работы этого механизма — как в целом, так и отдельных его деталей. Если бы зеленые растения не обладали способностью к фотосинтезу, не было бы кислорода для наших двигателей, доменных печей и топок, не было бы условий для жизни человека и животных. Если бы ив биологические процессы, протекавшие в почве на протяжении мно­гих тысячелетий, у нас бы не было ни сельскохозяйственных расте-

9

ний, ни угля, ни нефти. Этот механизм — наш биологический ка¬питал, фундамент, на котором строится вся наша производственная деятельность. Если мы разрушим его, вся ваша хваленая техника окажется бесполезной и любая экономическая или политическая система, основанная на ней, пойдет ко дну. Кризис окружающей среды — это сигнал приближающейся катастрофы.

Глобальная экосистема представляет собой продукт нескольких миллиардов лет эволюционных изменений в строении земной коры. Возраст Земли — приблизительно 4,5—5 миллиардов лет. Как она образовалась из облака космической пыли, породившей солнечную систему, еще не совсем ясно. Но мы знаем, что вначале Земля была безжизненной, скалистой массой, омываемой атмосферой, насыщен¬ной водяным паром, водородом, аммиаком и метаном.
Теперь хорошо известно, что это простое начало породило весь комплекс земной поверхности, включая живую природу. Происхождение жизни — это фундаментальный вопрос. Живая материя по¬строена почти исключительно из четырех элементов — водород, кислород, углерод и азот, — тех, что входили в состав первичной атмосферы Земли. Но в живой материи эти элементы построили удивительно сложные молекулярные формы, представляющие собой класс органических соединений. Основное свойство органических соединений — это связанный ряд атомов углерода, образующих прямые или разветвляющиеся цепочки и круги. В эту главную структуру встроены другие ведущие атомы — водорода, кислорода и азота (и, в меньшей степени, добавления, такие как сера, фосфор и различные металлы) — в пропорциях и пространственном расположении, характерных для каждого отдельного типа органических веществ. Сложность и разнообразие этих веществ головокружительны.
Каким был процесс, объединивший несколько простых составляющих первобытной земной атмосферы в монументальный комплекс, великолепно сыгранный ансамбль органических веществ, которые составляют нынешнюю живую материю? Долгое время предполагалось, что эти свойства присущи только живой материи. А отсюда следует, что жизнь в своем полном химическом единстве возникла на Земле в результате какого-то единичного спонтанного события или была занесена из космического пространства. Согласно этой точке з ре пни, жизнь должна была зародиться на Земле раньше, чем появилось органическое веществе.
Теперь мы внаем, что на самом деле все было наоборот и что органические соединения возникли из простых компонентов первичной атмосферы в ходе не биологических, а геохимических процессов, и затем сами породили жизнь. Геохимическое происхождение органических веществ было имитировано в лаборатории: под дей-

rss